Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

(no subject)

Покорно к отдыху готовый, закрыв уютный кабинет,
министр по делам коровы идет с женою на балет.
Не чтоб возглавить фуэте там, указом выправить мениск –
нет, просто увлечен балетом, как будто вовсе не министр.
Но весь оркестр, все актрисы его приветствуют прыжком,
и он проходит за кулисы, и всякий с ним уже знаком.
Pазвил в корове он таланты, провел неспешный разговор, -
но не поставить на пуанты корову ради ан деор.
Театр полон, блещет ложа - глядит на ловкий ронд де жамб,
а по поляне скачет лошадь, - но от себя не убежать.
Ведь у коровы тоже мысли и невесомая душа,
и звезды под дождем обвисли, мешая сделать антраша.
и, как адажио спокойна, коровa знает, что министр,
хоть без портфеля, но невольно вращается среди актрис:
глиссад и с молоком канистра, откорм, усушка, па де ша...
Kорова по делам министра о людях судит не спеша,
то блин сметаною помажет, то, звезды осветив дождю,
хвостом так нежно всем помашет, как будто делает фондю.

Четыре окошка и карниз

В середине-конце 80-х в тогда еще Ленинграде был самодеятельный театр "Четыре окошка". Где-то за метро "Ломоносовская". Попасть туда можно было, только записавшись заранее, и надо было ждать несколько месяцев, пока подойдет очередь. Зрителями были, в основном, знакомые артистов. Еще, наверное, те, кто приходили туда по долгу службы. Одна пьеса, помнится, была Володина - "Мать Иисуса".
После спектакля проходило обсуждение - вместе с чаепитием. Это было так странно, необычно. Дело не в сотрудниках - но как в окружении незнакомых людей громко сказать что-то искреннее?.. Помню только, что одна женщина спросила у режиссера: "Как вы относитесь к Тарковскому?". По тогдашим временам это был вопрос с двойным смыслом, намек. "Очень хорошо отношусь", - слегка расстроенно ответил режиссер. Ему показалось, что я что-то сказал, тихо. Он посмотрел на меня. Я не смог повторить. Он улыбнулся.
Потом я познакомился с Анатолием Михайловым. У него есть рассказ про мальчика, который вместе с другими ребятами забрался на второй этаж заброшенного дома, и все спрыгнули оттуда, а тот остался и не может решиться спрыгнуть, но и уйти тоже не может. Последняя фраза рассказа такая: "Я до сих пор стою у карниза"