Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

О средствах передвижения и связи

В вагоне сидят средних лет мужчина и женщина, у обоих - мобильные телефоны. Он одним пальцем печатает, она положила ему руку на колено, водит пальцем, будто тоже хочет передать какое-то сообщение.
А другая пара разговаривает по-русски:
- Как вы думаете. если бы каждый раз люди вместо телевизора включали пылесос, они были бы счастливее?
- Наверное. Во всяком случае, в мире было бы чище.

Прыжок

Когда-то мне встретилась лошадь, которая прыгала в воду с довольно большой высоты. Я уже почти было написал "...которая умела прыгать...", - но уместно ли слово умение в этой ситуации... Разве мы знаем, что значит уметь применительно к лошади? Не с нашей, а с ее как бы стороны?
Я могу рассказать о том, что видел - а вот что чувствовало животное, о чем думали окружавшие лошадь люди, какова была - если вообще была - цель, - это мне неизвестно. Я могу только предполагать.
Лошадь жила в парке аттракционов. Кроме нее я запомнил роллокостер, старый, как и весь парк, старый, но исправно действующий. Красные металлические рельсы кое-где поржавели, но гайки, не прикрытые ничем, скрепляли все крепко, намертво. Здесь не было ничего похожего на современные гигантские аттракционы, но дети, даже и не поднимаясь к небесам, визжали от удовольствия и страха, мгновенно переходя от одного уровня к другому.
Почти все были с детьми. Я заметил только одну пару, с которыми детей не было. Мужчина и женщина ходили почему-то быстро, неспокойствие в их движениях было заметно, и казалось даже странным, что они здесь, среди каруселей, тиров с глухими выстрелами, прыгающей в воду лошади.
- Когда Дисней узнает про нашу Эсмеральду, он разорится, - кричал человек в кепке, державший лошадь под уздцы.
Опасности Диснейлэнду, однако, не было. Лучшие года парка были лет двадцать назад. Сарай, из которого вывели Эсмеральду, не красился, наверное, с тех пор.
Лошадь подвели к обрыву, к котловану глубиной метров десять.
- Сейчас произойдет то, о чем вы и не мечтали, о чем вы и думать не могли, - кричал человек в кепке.
Народу вокруг собралось много. Даже та странная пара была там. Двое смотрели на лошадь неожиданно для меня выразительными взглядами, в которых были и страх, и восхищение и тоска. Женщина взяла своего спутника за руку, а тот другой рукой поглаживал ей пальцы. Они мне показались старше, чем когда я их увидел в первый раз.
- Сейчас, сейчас...
Из ближайшего тира раздался особенно громкий выстрел, крики с ролокостера тоже вдруг стали слышнее. Эсмеральда стояла у обрыва с безучастным видом и, казалось, не обращала на человека в кепке внимания. Пару раз она взглянула на сарай, а на публику не смотрела.
Человек в кепке замолчал. Вот оно что, подумал я, Эсмеральда сама должна понять, что у нее нет никакого другого выхода кроме как - прыгнуть. Помнит ли она, что было раньше? Пропасть, старый сарай.
Народу становилось все больше. Интерес к прыжку рос, но я знал, что еще немного - и разочарованные зрители начут расходиться.
Вдруг лошадь прыгнула.
Как раз в тот момент я глядел на ту странную пару и прыжка не заметил, но даже и догадываясь, что делает лошадь, не смог отвести взгляд от людей: женщина и мужчина одновременно и резко дернулись, издали непонятные, похожие на стон, звуки, - но тут же, как бы глядя на себя со стороны, улыбнулись.
Эсмеральда отфыркивалась, зрители аплодировали и шумели, человек в кепке сорвал ее со своей лысой головы и размахивал в такт местной музыке.
Вскоре я снова увидел эту пару. Женщина и мужчина целовались на парковочной площадке, они крепко прижимали друг друга, и не отпускали, и не шевелились. Потом они сели в разные машины и уехали.
Первой выехала из парка женщина. Мужчина не махал ей вслед, не бежал за ней, не сделал даже ни одного шага. Он стоял неподвижно так долго, что я забеспокоился, не нужна ли ему помощь. Я направился к нему, но он резко шагнул в сторону, вышел из парка и перебежал дорогу. Он поговорил с какими-то людьми в спецовках, и они подвезли ему его машину.
Лошадь прыгала дважды в день. На сегодня все.
В те дни я читал сборник рассказов авторов разных стран, и один из рассказов был таким: некий шпион встречается со своей сообщницей для конспирации в людном месте и, заметив слежку, он и начинают страстно целоваться, потом бегут в ближайшую гостиницу, где - уже непонятно из-за конспирации или из-за разыгравшихся чувств - снимают одноместный номер, раздеваются и, катаясь по полу (кровать узкая, на ней мало места) кричат и кричат, а местные полицейские с ружьями наготове пробираются к их номеру и останавливаются в недоумении, слушая их стоны, хотя кто там, внутри - беззащитные, как в тире, мишени...
Кто же были те двое - не из рассказа, а из парка аттракционов? Collapse )

(no subject)

Мы встретились когда-то на углу
меняющих свои названья улиц.
Виднелись лапы старых синих куриц
из сумки. “Венцель села на иглу,
у Иванова новая жена –
ревнива, весела, великовата,
Бойков привез на дачу экскаватор,
Малинин вроде спился. “Ночь нежна” –
доклад читаю третьего числа…”
Мы с ней сидели за одною партой.
Я пользовался контурною картой,
которую она мне принесла.
“Доклад – ведь я почти искусствовед.
Две курицы заброшу в морозилку,
а Зинка вышла замуж – помнишь Зинку?
А много ли мне надо на обед?
Вот угол и ненужная стена.
Да что чужих – сeбя мы не жалеем.
Медведев оказался вдруг евреем.
У Иванова – новая жена.
Из мухи ревность делает слона”
Тогда нам объявили перестрoйку.
“Ах, нам бы Лигачева скинуть только”, -
мечтательно промолвила она
и улыбнулась курицам и мне.
Я знал: еще увидимся едва ли, -
но контуры яснее проступали
друг к другу прикоснувшихся теней.

Почти

Итак – почти занавес: свадьба, развод, побег из тюрьмы, победа в соревнованиях по тройным прыжкам, переход на дугую работу, торжество справедливости , преодоление бюрократической стены, оружейный выстрел, развод, свадьба.
Я не люблю главных героев – с ними всё ясно. Невеста, новый автомобиль, речь с трибуны, тройной-тройной-тройной прыжок, преследователи с ищейками потеряли след, найден новый химический элемент - след в жизни оставлен, стены и потолок в доме докрашены, торжeство его справедливости, развод, невеста.
К нему привлечено внимание, прикованы взгляды и кандалы. Да, он ошибался на пути к свадьбе, разводу, свободе, переходу на другую работу, символическому тройному-тройному-тройному, досрочной сборке-сварке-слежке (нет, от слежки он ушёл), парадоксальным и лёгким его суждениям, торжеству относительной справедливости – но сейчас он с невестой уходит по красивой-красивой-красивой дорoжке, вокруг цветы, собаки, дети (очень запоминающиеся кадры) - лают, трогательно толкаются, пахнут в такт музыке.
Главный герой счастлив, почти счастлив, здесь его можно оставить. Я не люблю его. Мой – это другой, второстепенный, который прячется вроде бы, подсматривая, в зарослях парка, между цветами, собаками и детьми, который помогал главному, чуточку мешал, оттенял и способствовал – но чья сюжетная линия всё же недостаточно продумана, тем более - осуществлена.
Он как бы совсем уже потерялся в зарослях, на страницах, за кадром, между строчками – мой второстепенный. Сейчас он вернётся домой, в пустынное кафе, на старую работу, в тюрьму и будет рассматривать трещины на свежепокрашенных стенах и потолке, выполнять расчёты по скучной технике безопасности для сборки-сварки, объяснять надзирателям, почему он остался, просто бродить-бродить-бродить. Но я-то его вижу, ещё ведь не занавес. Почти занавес, согласен. Почти.

Из жизни электрических проводов

Газеты сообщили, что один бездомный решил согреться возле пульта управления всем сабвеем, только снаружи, развёл костёр, и весь пульт безвозвратно сгорел. Теперь на линии “C” пять лет не будут ходить поезда.
А когда я застрял в лифте, то думал об одном уважаемом юзере, который написал, что Чехов – женоненавистник. Странно. Зачем Чехову это было надо? Для новых щемящих душу сюжетов? Всем известно, что у Чехова отец был суровый, лишавший будущего великого писателя многих детских радостей. А женщины, наверное, пытались лишить его взрослых,. Не думаю, что Чехов сердился из-за того, что женщины отвлекали его от работы над пьесами. Скорее, наоборот.
Там же, в лифте, я стал вспоминать, кто ещё был женоненавистником. На стенке лифта у нас висит объвление, что лифт не работает. Внутри висит. Пассажир заходит, а потом начинает читать. А дверь уже закрыта. Толстой не женоненавистник. Тугенев, он что, женоненавистник своих девушек? Лифт не работает только на последнем, написано, - а на самом деле уже на всех. Потому что электричество идёт во все стороны по проводам. Чехова жалко.
А по краям объвления некоторые пассажиры оставляют свои комментарии. Ругаются. Их замечания не удаляют в духе свободы, только f-words вычёркивают. Заявку уже написали. Чехов меня волнует. Не может быть, чтобы он был женоненавистником. Он просто их хорошо понимал, чувствовал заботы и нужды, переписывался по электронной почте.
Когда я вышел всё-таки из лифта, то проверил по яндексу, кто из них женоненавистник. Оказалось – все. Так и написано: русские писатели, за исключением Льва Толстого, - были женоненавистниками, "идеализировавшими покорность и подчинение женщин, которое было на руку…. Зато в следующей строчке поиска “Лев Толстой как ярый женоненавистник… (а вовсе не зеркало).
А в сабвее (не на линии “C”, её пять не будет, я же говорю, а в поезде другой линии) одна негритянка, волнуясь, рассказывала подруге знакомую историю. Я быстро догадался, что “Анну Каренину”, хотя она всех героев называла ‘гаями’. Она, рассказывавшая, вся кипела: и против мужа Анны, и против Вронского. Вот кто мужененавистница, кстати. Расскaзчица.
А кончилось неожиданно, как это у классиков бывает. Без поезда (линия “C” тут не при чём, просто поезд ей был не нужен). Анна улетела на самолёте. Во Флориду.
Чехов не женоненавистник, нет.