Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

(no subject)

Обходит владения мыслей,

глядит на часов циферблат

не то чтобы полностью лысый,

а даже частично усат,

не весь растворяясь в тумане,

под солнечным светом - не весь,

он мыслью, которая манит,

обманет себя - но не здесь,

не каждому гусю - товарищ,

не каждой сестре - по серьгам,

да что же ты там вытворяешь,

и даже к тому же не там...

Дорогу усилит автобус,

кибитка, ковер-самолет.

Он старую песню про глобус

другими словами поет,

что связывают пантомиму,

и дождь, что стучит по часам,

места, из которых ушли мы

и время, пришедшее к нам.

(no subject)

Уж лучше б человек считал ворон,
чем находил различия с другими,
такими же неправыми как он,
то правыми, то левыми такими,
то с формой носа, явно не такой,
а кто не свой и сед - тот тайно лысый.
Одни едва махнут другим рукой,
а третьи от четвертых так зависят...
Те песни непонятные поют,
тем дважды два - не так, но трижды - этим,
те молча дома сеют неуют,
у тех - кричат и взрослые и дети.

Хоть человек - один, со всеми он
в мороз - замерз, а на работе - потный.
... Нечетное количество ворон,
несчитанное, повстречалось с четным.

(no subject)

Звездное небо августа музыку льет,
дождь отшумел, а сверчки - о своем, о вечном,
мол, бузина в огороде... Такой уж год:
вышел из комнаты только домашний кот,
сделав ошибку - лучше считать овечек.

Август глаголами жжет, да и сам - глагол,
вроде "устал", "не уснуть"... Или он - наречие
эллина в песнe барда, -  тот чтит Алгол,
в Киева дядька живет, а в степи - монгол.
Речи ведут - при виртуальной лишь встрече.

Август, устав от июля, сентябрь ждет,
по-человечьи так, что куда сверчку-то...
Жгучую музыку августа небо льет.
Медленно входит в комнату мокрый кот:
мартовским был, а уже - октябрем окутан.

(no subject)

Слышат начальные ноты -  

сквозь времена и вехи,

сквозь радости и заботы - 

идущие люди. Сверху 

струны деревьев. Клавиш

трещины под ногами. 

Аранжировку ставишь, 

вирши, шурша, слагая - 

музыка слов без песен, 

листьев музЫка, ветра...

музыка улиц, лестниц,

музыка тьмы и света,

Щербаков на Шестидесятой (2018)


Вчерашнее выступление Щербакова состоялось в сильный дождь. К ним можно относится по-разному.
Дождь, например - персонаж романтический, особенно в юности; однако спустя годы ехать после напряженной работы по темной, поливаемой ливнем скоростной дороге в окружении грузовиков, чьи водители взбудоражены президентами и прочими выборами ... Персонаж изменился.
Но приехал опять.
Помню выступления Щербакова в зале Бикмановских курсов году в 98, в синагоге на Брайтоне лет десять назад... Возможно, одни и те же зрители постепенно переходят из помещения в помещение.
Время не может изменить дождь или гения. Ну да, мокрый, льет. Ну да, понимаешь, что песня Щербакова - невероятна, она совмещает разные эпохи, парадоксальные и бытовые смыслы, она вмещает в себя термины изданного малым тиражом словаря и лозунги помятых газет - понимаешь, но тяжеловато иногда приходится слушателю. Впрочем, а персонажу песен - разве легко?
В этом году - один дождь за другим, вот и новые песни Щербакова надо будет прослушать еще - в той же машине - чтобы они стали ближе, стали "своими" - как исполненные вчера, например, "Рыба" и "Неужели свершилось".

(no subject)

В сабвее один старик красиво играл на гитаре латиноамериканскую мелодию. Другой человек, продающий всякие мелочи - брелки и ручки - остановился, слушал. Мог бы идти по вагону, получать деньги за свой товар - но ведь покупали бы тогда у него из-за трогательной музыки... По справедливости это время принадлежит старику. Мелодия была недолгой, скоро кончилось, - продавец дал старику доллар и продолжил движение. Люди заметили его благородство, и брелки пошли нарасхват. Я-то выбрал ручку.

Неизвестной породы собака и другие

1
Двери открылись, и я вошел.
2
“Кольцо” – такого литературного приема, кажется, нет, а есть способ подачи материал в соответствии с тем, что на монгольский язык можно перевести как "Буцаж эргэх логик болон нийлмэл барилгын ажил". Буцаж эргэх – это примерно "закольцованное". Логик - это, понятно, - "логическое".
3
Вчера сборная Мексики в полуфинале Копа Америка неожиданно и разгромно проиграла команде Чили со счетом ноль - семь.
4
Всех людей можно разделить на тех, кто, читая в метро газету, прикрывает ее от соседей и тех, кто охотно делится информацией.
5.
Кстати, о разделении. Конечно, монголы - это монголы, а мексиканцы - это мексиканцы, и для любого из них это хорошо и правильно, но делить-то их всегда вовсе не обязательно.
6
Я сидел в вагон сабвея и слушал "Бенсонхерст блюз": так трогательно, когда Бенсон заводит свое "Бу-бу-буй-бу-буй-бу-бу-буй-бу-бу-буй-бу-бу, буй-бу-бу-бу"...
7
Я сидел справа от читающего газету человека, а слева от него сидел другой, - с черной собакой, которая высовывала голову из белой вместительной сумки. Она с интересом смотрела на мелькающие за окнами вагона огоньками, но зевала - это, конечно, парадокс.
8
Пассажир, который оказался посередине, с газетой на одном шестидесяти восьми мексиканских языков, дал мне возможность посмотреть на фотографию, где мексиканцам забивали шестой гол. “И это еще не предел”, - печально сказал он.
9
Собака тоже посмотрела на фотографию, со своей стороны, и зевнула. Когда она зевала, то ее длинные уши почти сходились над головой, но все-таки не дотрагивались друг до друга. Зато по вертикали уши делали полный оборот, кольцо.
10
У людей тоже уши шевелятся, но все же с собаками их в этом смысле не сравнить.
11
- Не предел, сказал печальный пассажир. – Потом они пропустили седьмой гол. "Бу-бу-буй-бу-буй-бу-бу-буй-бу-бу-буй-бу-бу, буй-бу-бу-бу", - очень трогательно пел Бенсон.
12
- Надо уволить девять игроков основного состава и тренера, - спокойно и печально сказал человек с газетой. Мне понравилось, что его предложение не было радикальным - он не предлагал разогнать всю команду. Его рекомендации носили конкретный характер: девять игроков и тренер. Правда, кому он давал эти рекомендации? – мне, человеку, не оказывающему на Мексиканскую федерацию футбола никакого влияния.
13
Зато он говорил спокойно. Вообще-то латиноамериканцы темпераментны. "Бу-бу-буй-бу, бу-бу-буй-бу", - пел Бенсон уже вторую песню – ту, где герои делят одну кровать, но сны уже не делят больше.
14
Хозяин собаки тоже спал, но некрепко, даже во сне успокаивая собаку, попавшую в необычную обстановку. Он ее легонько поглаживал, а она смотрела на фотографию расстроенных мексиканских футболистов.
15
Когда он проснулся и широкомрскрыл глаза, то я увидел, что они раскосые. Черты лица - монголоидные.
16
Я вспомнил, что когда-то, вместе со своими монгольскими однокурсниками ходил на чемпионат нашего города по баскетболу среди монгольских студентов. Наши тогда проиграли. В смысле – выиграла команда другого института. Монголы обычно сдержаннее латиноамериканцев, но в спортзале они сильно кричали. Потом они пели песню, по содержанию похожую на ту, что пел Бенсон, но тогда смысл я не понял.
17
Человек с газетой показал мне ее в последний раз – как бы призывая забыть этот позор. Его сосед слева объяснял собаке, где она находится. Бенсон закончил свою песню в тот момент, когда я вышел из вагона. Двери закрылись.
18
Кольцо по-монгольски "бөгж". Уши собаки опять шевелись.




(no subject)

В вагоне очень тесно. Молодой человек прижат к двери с одной стороны, а на следующей остановке ему надо выходить с другой. Что делать? За спиной у него музыкальный инструмент, похоже, что контрабас.
- Извините, - говорит молодой человек. - Пропустите, пожалуйста.
- Мы не можем, - отвечают люди вокруг. - Мы бы рады, но мы не можем пошевелиться. Мы даже дышим в одну строну, одновременно, иначе не получается.
- Но мне надо выйти, - говорит молодой человек, - и обязательно с контрабасом. Это задача у меня такая сейчас. У меня много важных мероприятий намечено.
- Это мы понимаем, - говорят люди вокруг. - В любом возрасте - свои мероприятия, и у нас тоже, вот мы и едем, бывает, что и толкаемся. А мероприятие с контрабасом - это прекрасно. Но пошевелиться мы не можем. И вообще - поезд стоит между станциями, совсем не двигается. А контрабас на месте.
- Контрабас на месте, - отвечает молодой человек. - Мы с ним накрепко друг к другу прижаты, и я прошу прощенья, если он еще кого задевает.
- Это ничего, - отвечают люди вокруг, - музыка должна задевать, если по-настоящему. Послушай, а ты сыграй нам что-нибудь важное. Все равно мы стоим, не двигаемся. Сыграй на своем контрабасе, вот и будет тебе мероприятие. Мы сейчас повернемся к тебе ушами, каждый - своим, но тоже только одновременно Давайте, ребята, на счет три.
- Погодите, - говорит молодой человек. - Как же я сыграю, если инструмент - в футляре?..
- Это тяжело, - соглашаются люди вокруг. - Но ты попробуй, мы ведь все равно стоим. Ты тогда сыграй и за себя, и за свой инструмент.
- Ладно, - соглашается молодой человек.- Я не знаю, что получится, мне надо подумать, настроиться.
Люди вокруг уважительно замолкают.
Молодой человек недолго готовится - вот и музыка слышна, музыка.
Поезд начинает двигаться, под музыку-то, подъезжает к следующей станции.
Люди вокруг выпускают молодого человека, улыбаются. Он уходит, а музыка остается, слышна еще.

(no subject)

Пейзаж, наполненный рекой, спускающимся к ней туманом, не понимающим, где сам он, где птичьей музыки покой,
пейзаж, похожий на портрет седого облака с ушами - ему потрогать мы мешали прерывистую нить бесед, -
пейзаж сменился на другой, согласно замыслам дорожным - то сложным, то простым, - но можно туман запомнить над реко

й.