Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

(no subject)

Темна бывает жизнь, грустна весьма -
но вот, не целясь,
меня поцеловал вдруг Гандельсман,
приблизил челюсть
как в фильме, но не ужасов каких -
тот ставил Спилберг -
поцеловал, предотвратив мой стих,
почти не пил ведь.
Я ощущал возвышенный туман,
себя лелея:
меня поцеловал ведь Гандельсман
в день юбилея.
Как будто пройден горный перевал
лишь силой духа:
сам Гандельсман меня поцеловал,
но, правда, в ухо.
Я радуюсь без грусти, наповал -
в ней нет резона,
раз Гандельсман меня поцеловал...
И Этельзона.

(no subject)

Сообщают, что Путин в этот Новый год впервые в жизни не покажет "Иронию судьбы" по телевизору. Такие вопросы решаются наверху.
А я помню, когда этот фильм шел в первый раз. Мы с одноклассником Андреем, вместо того, чтобы смотреть телевизор, решили погулять. Было тепло, моросил дождь. Мы встретили другого одноклассника, Володю.
Потом все выросли и потеряли друг друга. Ho, на время, нашли. Володя, чтобы сделать мне приятное, написал на "Одноклассниках", что американцы ему не мешают. Он работал менеджером охранников. Андрей стал профессором.
Сегодня в Нью-Йорке очень холодно. Я смотрел румынский фильм, действие которого происходит в рождество в маленьком городке, спустя 17 лет после революции.
Произошла ли эта революция у них в городке? Вторая половина фильма - этo телевизионная передача, где как раз выясняют, кто вышел тогда к зданию мэрии: протестанты - революционеры или случайные пьяницы, среди которых профессор-преподаватель. Или вообще никто не вышел. Охранник мэрии никого не видел. Все высыпали на площадь, толькo когда увидели по телевизору, что Чаушеску бежал.
Это - комедия, но грустная. Революции проходят, а профессор все пьет, старик все наряжается в деда Мороза, китайцу этого городка все так же говорят, что он китаец, чужой. Зрители уже не помнят восемьдесят девятый, но в студию звонят.
Первая половина фильма (он называется "12:08 к востоку от Бухареста") - вначале будто бы не связанные между собой бытовые сценки - показалaсь мне интересней телевизора. А в конце фильма падает тихий снег.

(no subject)

Молодой человек в сабвее играл в компьютерную игру, а на другом экране смотрел фильм, где злодеи махали саблями и тяжелыми предметами, а хороший персонаж эти сабли точными прыжками выбивал, а связанная в углу красавица стонала из-за жизненных неудобств и ждала помощь, - зато другая, сидящая напротив, в вагоне, олицетворяла собой, наоборот, неорганизованную неприступность.
Молодой человек, случайно оторвавшись от экранов, взглянул на нее - и замешкался, как бы решая, продолжать ли ему игру и приостановить ли прыжки на экране, как бы оценивая плюсы и минусы любого решения, но оценивая быстро, натренированным при помощи этих экранов мозгом, - который, собственно, и сообщил молодому человеку, что на приближающейся остановке он должен вовсе выходить.

(no subject)

Великие фильмы - это те, о которых вдруг вспоминаешь в самый неподходящий момент, никак не связнный с тем, что происходило в кино. Наверное, надо другой эпитет подобрать, не "великие", более личный. Вдруг всплывет в памяти мальчик, играющий на пианино под удары бильярдного кия в кабинете директора винзавода.

(no subject)

Посмотрел фильм "Настройщик" - хороший, но все же с неясной границей, где "рожи корчить" - высокое искусство, а где - как щекотка. Понравились странности фильма, но когда старушку решили убить, почувствовал неловкость. К счастью, ее лишь ограбили

(no subject)

- Это новенький, - сказал один парикмахер другому. - Постриги его получше.
- Мы всех хорошо стрижем, - с легким кавказским акцентом ответил тот и для начала пробежал пальцами над моей головой как пианист у ненастроенного еще инструмента - не касаясь.
- Я так и думал, что всех, - сказал я.
Женщина-парикмахер засмеялась и повторила мои слова. Обычно тут говорят по-английски, вот они и потеряли бдительность.
- Штирлиц даже рожал бы по-немецки, - косвенно признал свою ошибку первый парикмахер, - если ему по сценарию так кричать бы пришлось.
- Постричься - правильное решение, - сказал довольный своей языковой проницательностью второй парикмахер. - Вы из Петербурга?
- Да, - сказал я.
- Красивый город, прекрасный город, - сказал он.- Но голову в порядок все же надо приводить.
- Может быть, покороче? - спросил я.
- Если покороче, то совсем мало будет. Уже мало волос у вас, зачем усугублять? Эйфории быть не должно.
Я сразу заметил, какой у него хороший, богатый язык.
- Это ничего, что мало, - сказал он. - У меня, например, совсем не осталось.
- Так вам и в парикмахерскую тогда не надо ходить.
- Надо. Я здесь работаю,
И он стал работать надо мной.
- Я тоже про эйфорию подумала, - сказал женщина-парикмахер.
- Это ты про другое, я знаю, - сказал первый парикмахер, помнящий Штирлица. - Ты про частное подумала, про мужа - другое значение слова,
- Мы ведь не торопимся, - сказал мой парикмахер, быстро щелкавший ножницами. - Мы поговорим. Прекрасный город Петербург, очень хороший.
- Но эйфории быть не должно, - сказал я.
- Ну вот, вы уже понимаете, - сказал он. - Я тут много лет. Давно уже нет ее.
- А вы откуда? - спросил я, а он не ответил.
- А вы откуда? - спросил я громче.
- Из Советского Союза, - ответил он, но уточнять почему-то не стал.
- Голову придется наклонить, - сказал парикмахер, как бы огорчаясь своей назойливости.- У Брежнева брови были необычные, еще больше чем у вас.
- Так у него и должность другая была.
- Он и сам воровал, - сказал парикмахер, - и другим давал. Но всегда не хватает на всех, даже если воруешь. В этом парадокса нет.
- У него эйфория была, - сказал парикмахер-Штирлиц. - Недоглядел.
- Знаете, как называется, когда брови подравнивают, когда на бровях работают?
Я не знал, и они мне втроем объяснили, как. Сложное такое слово, похоже на "крещендо" и на "вопрос" по-английски. Я его забыл сейчас, а тогда спросил: "Это на каком языке?"
- На Кавказе так говорят.
- А вы в зеркало на себя посмотрите, - сказал мой парикмахер. - Очень удачная прическа получилась. Ее красота бросает тень на все ваше лицо. Вот вам ваши очки. А то люди понять не могут, что хорошо, что плохо. Ошибаться могут.
- Я фильм недавно смотрел, "Пиросмани" называется, Хороший фильм. Там один герой, не главный, на вас похож.
- Какой фильм?
- "Пиросмани" Про художника фильм.
- Какой художник, ваш?
Он еще раз провел пальцами надо мной, покачивая головой в такт слышимой ему музыке.
Я попрощался со всеми и поехал дальше, на метро.
В салон вошла женщина с яркими волосами - и с ребенком, которому я уступил место, но женщина села сама, а малыша даже не взяла на руки.
Хорошо это или плохо - я вспоминал то слово, связанное с бровями. Пока не вспомнил.

Молчание

Когда-то я был маленький, и меня провожали в школу. Бывало, собирались вместе несколько детей, и их родители разговаривали между собой и смеялись - а потом я стал ходить один. Школа была рядом с кинотеатром "Спартак".
Часто в дороге я встречал одного и того же мальчика. Моего возраста, он переходил Салтыкова-Щедрина, шел к Дому пионеров и к церкве - там находилась его школа.
Мы ни разу не разговаривали друг с другом. Помню, в аптеке, одна страшная, скрюченнная, с желтыми пятными на руках, старуха высыпала кучу мелочи в блюдечко кассы. Кассирша растерялась. Мелочи было много - рублей на сто, решил я тогда.
- Что вы хотите купить? - спросила кассирша.
- С праздником, - сказала старуха.
Был январь, день снятия блокады. Кассирша заплакала.
Тот мальчик, из соседней школы, тоже оказался в тот момент в аптеке, но мы ничего друг другу не сказали - ни тогда, ни потом. Даже не здоровались.
Шли годы. Однажды я встретил его вечером, с девочкой. Он говорил, что фильм хороший, но ему не понравился. Девочка сказала, что ей - наоборот. Мне девочка показалась противной, да и он тоже: я возвращался из Дома пионеров, где проиграл в "сициланке" важную партию, - а они-то были вдвоем в "Спартаке".
Потом мы уехали в другой район, но я все-таки приезжал сюда. Ведь в "Спартаке" показывали старые редкие фильмы, рядом был Таврический - я приезжал, иногда видел этого парня - но не обменялся с ним ни словом.
Я даже забывал о нем надолго, но все-таки не дольше того промежутка времени, за который не узнал бы его при встрече.
Как-то раз он обнимался с девушкой - это было прощание, она говорила: "Ну, все" , и он говорил: "Мы потом вспомним безо всякой тяжести". Я смотрел старый фильм - в "Спартаке", конечно - герои уходят, превращаются в точки, исчезают, их нет больше, они не увидятся - и щемящая такая музыка, - а рядом, снаружи, тоже прощание, и она говорит: "Ну, все".
Потом я долго там не появлялся. Но даже из из Америки можно вернуться к "Спартаку", Дому пионеров, аптеке. Рядом с аптекой было новое кафе, и молодые люди, официанты, приятно поразили меня напускной вежливостью. Я почувствовал, что кто-то взглянул на меня, повернулся... Это был он, тот парень. Мужчина. В этот раз он был один, а я - нет. Он, пытаясь меня узнать, чуть пошевелил головой, кивнул, вдруг поздоровался - я тоже. Мы оба ели оладьи.
Мы сидели спиной друг к другу, и я не заметил, как он вышел.
Каждый раз, с разным настроением, я вспоминаю этот случай по-разному. Грустно, что жизнь проходит, что так много прошло без слов, - а может быть, это здорово, что кто-то в незнакомом уже городе помнит тебя, или, хотя бы обознавшись, может вспомнить.

Spongebob Square Pants нa Times Square

 
С некоторым удивлением вижу я иногда ссылки на тексты, где описываются нравственные и моральные страдания  тех или иных (как правило, московских) литераторов, попавших в Нью-Йорк.
Вот и сейчас, один из трех, как я понял, самых известных  русских  авторов ( “…и у Гоголя, и у Белого, и у меня, например" ), посмотрел популярный мультфильм  “Спанч Губка Боб”, составил довольно стройное впечатление об Америке, приехал в Нью-Йорк на конференцию по распространению наконец культуры - и его впечатление полностью подтвердилось: да, жители ходят в желтых квадратных штанишках, продают рыбу в кафе и ждут чаевых, и все ужасно.
Правда, существует немало других мультфильмов с видами Нью-Йорка, и, возможно, когда-нибудь пришедший в сильное расстройство писатель с ними ознакомится. Мне многое здесь на нравится, да и самому мэру Блумбегу тоже, но есть же в городе  музей (даже не один), зоопарк, кегельбан, научно-исследовательские центры, парки... И всюду - люди. До тех пор, пока приезжающие в Нью-Йорк литераторы не обнаружат эти и многие другие дoстпримечательности, они, действительно, будут испытывать страдания. Ну, хотя бы не сами достопримечательности, а мультфильмы о них перед полетом, что ли, посмотрели бы.
Возможно, что страдания их возвышены: они несут духовность и ведут мастер-классы для местных, тянущихся к культуре аборигенов. Или наоборот, приземлены и их причина в том, что полеты оплачиваются общественными и государственными организациями? Так или иначе - зачем обрекать талантливых людей на неудобства...  

(no subject)

В прачечной телевизор, установленный под потолком, работает плохо: рябь на экране, плывeт звук, да ещe люди мешают. Фильм на испанском. Герои – Хулио и Игнасио.
Можно огорчаться из-за низкого технического качества изображения, а можно порадоваться за Игнасио. У него есть Эсмеральда. Она юная, красивая, у её отца - корова.
Стирка автоматическая, но надо заложить вещи, потом вынуть, потом высушить, а дальше - жить в чистоте. У отца Эсмеральды две коровы, три – много. Они богатые.
Игнасио – бедный. По-испански я не понимаю. Хулио – соперник Игнасио. Он сверкает глазами и грызeт сырую землю. У него есть бабушка, которую он любит из-за еe болезни, но бывает к ней жесток по глупости.
Эсмеральда такая красивая, что даже рябь на экране телевизора ей к лицу. У Игнасио нет никаких коров. Возможно, что я путаю что-нибудь в испанских возгласах “А-а-а!”, “У-у-у!”, “Вжик”, “Я убью тебя, негодяя!”.
Бабушку жалко – она старая и говорит Хулио мудрые слова, а он всe равно не слышит, не понимает, - так же как и я сковозь испанский плавающий звук.
Эсмеральда доит коров – одну, другую, третью – и думает о возлюбленном. Музыка звучит в полном объeме прачечной. Некоторые стиральные машины даже перестают крутиться. Бельe готово. Кульминация. Хулио и Игнасио орут друг на друга, ругаются, обращаясь по имени – и кажется поэтому, что проскакивают русские слова.
Бельe уже в тележке. Я оглядываюсь, последний раз смотрю на Эсмеральду. Но на экране теперь какой-то неприятный, но прогрессивный политик раздувает ноздри.

О Тиме Таллере, Нине Сазонове, Яндексе и Раскольникове

Одним из распространённых литературных сюжетов является нечто похожее на приключения Тима Таллера. Он продал свой смех за материальные богатства (способность выигрывать любой спор), однако вскоре осознал невыгодноcть сделки. Но сам уже ничего сделать с этим не мог. Кто-то другой, сторонний наблюдатель, должен был сам обо всём догадаться (и поспорить, что Тим прямо сейчас засмеётся).
Как пела в подобном случае героиня фильма Нины Сазоновой (названиe фильма я забыл): "А подойди-ка с лаской к ней,/ да загляни-ка в глазки к ней / - откроешь клад, которoй не видал, / откроешь клад, который не вида-а-ал".
И тут нужны ум и интуиция Порфирия Петровича, который, занявшись Раскольниковым вплотную, освободил его от тайны, хранить которую тому было уже совсем, как Тиму, невмоготу.
И мнение по этому вопросу Яндехa:
Почта Помощь Настроить поиск
Найдётся всё.
Со временем.
расширенный поискв найденном в регионе: США
Везде Новости Маркет Адреса Словари Блоги Картинки Все службы…
Разместить объявление по запросу «Раскольников ...»
Результат поиска: страниц — 0
Запросов за месяц: раскольников — 633, рассмеялся — 35.
Купить эти слова.