Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

(no subject)

" Был приведен и реальный пример, правда, литературоведческий, из собственного творчества: текст о Сорокине, созданный из текста другого автора с помощью программы, имитирующей творческий метод самого Сорокина. К сожалению, как ни упрашивали Рабиновича из зала, прочесть хотя бы небольшой отрывок, он отказался..."

С удовольствием. хотя и с некоторым опозданием, выполняем просьбу слушателей

О творческом методе  писателя Сорокина

Cорокин, Владимир Герогиевич, русский писатель – постмодернист, драматург, сценарист.
Родился 7 августа 1955 в подмосковном Быково. После учебы в Московском институте нефтяной и газовой промышленности имени Губкина и Московском институте неорганической химии занимался книжной графикой, полиграфией, участвовал в выставках. Общение с кругом московских концептуалистов стало импульсом к литературному творчеству.
Владимир Сорокин – ведущий представитель концептуализма и соц-арта в прозаических жанрах. Дискуссии вокруг его произведений достигают накала высокой степени и имеют широкий общественный резонанс.
Становление в России постмодернизма, в русле которого развивалось творчество Сорокина в 80–90-е годы, стало реакцией на воздействие советской идеологической системы. Бессмысленно и монотонно играя с образами, представляющими собой культурные осколки советской идеологии, ничего не вкладывая в них, автор изживает остатки травматического опыта, ушедшего в подсознание.
Т к я позиция х р ктерн для последов телей постмодернизм , которые счит ют, что история культуры з кончил сь и все, что можно изобрести, – д вно изобретено, поэтому созд в ть лучше из «великих обломков» уже существующего. Отсюд эклектизм творчеств Сорокин , подчеркнуто отстр ненного,
есчувственного, мех низиров нного, лишенного к кой ы то ни ыло оценочной н пр вленности. До сердц его ор зы не доходят и не должны дойти, тем олее что от этой к тегории втор принципи льно открещив ется.
Очередь – ром н-з рисовк в ж нре реплик и ди логов в очереди. В своем первом
прилекшем к сее ним ние произедении, опулико нном 1985 п рижском изд тельсте «Синт ксис», Сорокин он ружи ет интерес к исследо нию ре лий «сок », что роднило его по тем тике с пис телями-диссидент ми. прочем, тем содепоских культурологических изыск ний ст ноится для его торчест постоянной. Очередь – одно из осноопол г ющих ощестенных понятий и ре лий соетской системы, поним емое и к к соего род путь к сч стью, и к к соеор зный тест н терпение и стойкость (ыстоишь или не ыдержишь и сежишь). отрыочных фр з х прослежи ются ре лии
соетскоо ор з жизни, тип отношений межу люьми, ключенных «ечную очереь», и прер щение т коо пути сур.
Норм – сорник стилистически з мкнутых н сее тексто, прест ляющих соой р зноо ро текстоые штуии н тему «норм »: иры с понятием или ри нты интерпрет ции к теории «норм ». Перый текст – з рисоки соетскоо ор з жизни,
постующи о потрлнии р ж н ми оноо и тоо ж проукт , услоно н зы моо «нормой», произоимой, к к послстии ыяснятся, из члочских фк лий. Ор з «нормы рьм », похож, можно р ссм три ть к чст мт форы ояз тльноо иолоичскоо «промы ния мозо» у сх сло ощст . Эт процур , приычн я ля сотских люй, ст л соо ро риту лом, уклонни от котороо осприним лось к к р сш ты ни осно и жстоко к р лось. З тронут и тм ир рхичности сотскоо ощст , котором к жый получ л сою «порцию рьм » сооттстии с тм мстом т ли о р н х, которо ним л. руой ч сти ром н , сост лнной и писм, исслутся протиопост лни «норм – п толоия» – к к от сяноо посл ния происхоит постпнный прхо к полуссмыслнному иложнию и полному ру.
Посто ни о рст х ЧК н сл прио коллктии ции, по-иимому, можно интрпртиро ть к к р мышлни н тму нормы опустимой л сти – к кой момнт он прр щ тся н сили и и тльсто. щ оин ткст – стихоторния о рмн х о (норм прироно-соци льн я), руой – прст лн и ус ной проы о поиск х н цион льной ии (норм п триотичск я), и послний – нкоты ух чрноо юмор , оыры ющи клиш сотских фильмо и псн 30-х оо. Отсутстут сконой сюжт или рой, оъиняющий проини ор ничско цло.
Ром н – клиш русскоо «ус ноо» ром н 19 к оъмом. Поскольку т к я р льность к к
русский ром н 19 к », сущстут сон нии иссло тлй и чит тлй, пис тль ялся со ть ткст – м три лио ть это поняти, ычлни ощи сойст множст русских ром но. Ром н Сорокин чит тся к к проини о яык, сущстующм н исимо от той р льности, котор я н этом яык описы л сь 19 к. Сон ни чит тля фиксирут, к к описы тся приро , ус ь , ыр жни лиц рышни и т.. Но пч тлни получ тся сосм ино, чм при чтнии р льноо Толстоо или Турн . Отторнутый от состнноо сорж ния олый склт ром нной формы т стр нный сопутстующий эффкт осцни ния и с моо русскоо ром н к к литр турноо и культурноо ялния.
Триц т я люь М рины – жнск я истрия ух пристнн рм н . рульт т «л трн лияния кллкти » лиц скрт ря п рткм кнчнн я инииу листк , эистк и лсиянк , склнн я к рлиии и иссинтсту, ст нится рым члнм «р» пристнн пр лния. Сркин пк ы т, к к трясин кллктин ссн тльн плщ т инииу льны фрмы сущст ния плть плн их исчнния. Р стрни кллктинй жини ыл с р ртлью при сци лим. П сути, суь М рины, к к и жинь стских люй, ыл нн читльным ч стным случ м р жи ющм и мщнм ижнии иличских кнструкций. Истрия к нчи тся х р ктрнй ля Сркин кнцкй – ухм сур, ничт, ссяную и ссмыслнную иличскую ритрику.
Срц чтырх – рм н тм, к к нки мистичски сн ния, лжнны с мм, к лсь ы, случ йнм счт нии цифр – 6, 2, 5, 5 – мут ст ть пм ля с ния нкй тт лит рнй р ни ции. члны уут н лны спснстью, к к нж скь м сл, прхить скь круж ющих люй, нтр тим прилиж ясь к нмй цли сй жини. мжн, эт н мк н т, чт лю я ссмыслиц , плучиш я ст тус мистичск сн ния, плн р льн мжт ст ть истчникм силы, нмй п сим чным сйст м. Пр , нльн н пр ши тся прс, с чм стнсится эт сил прую чрь – с нкими стинст м т, чт рят, или с прр ж ющим мжнстям члчск р жния и ры.
лу с л – этт рм н-ф нт см рия ы л н ильший интрс и рн нс щст. Прини жиписут кртины, л м тр , «кллктин рийк н тльн» р ц ХХ к . к чт йтующих рн жй рт лн чти лный икнт рхтиичких фиур ткй мифлии – т лин , Хрущ , итлр , т кж культых фиур – имл рийкй культуры и литр туры – хм тй, рк и р. рчм, ркинки р ы итных личнтй имют м л щ р льными ртти ми – тр рлж т «ир ть» трти ми м й культуры.
южту рм н , клны руких кл ик, н и нки лики ткты, р тм, к к ть н и (ныти) ыляют и я щт – «лу л» – трчкть, кр тинть, и тльн н ч л читм и. л ит лж и рь л ни им, х ты ющ я к к рт итлй ир рхии л ти, т к и члн нких т йных кт и щт и уущ и р ллльн н тящ. Н фн этй ф улы ри-имлы ту ют тншния ития, т ишь «имния» ру ру . Т кй ти тншний, к к и рь л ни нким чуйтнным рмтм или щтм, хят тиичный южт-клиш тр ицинных миф. ричны луинны урни ихики – итль н тльн – т кж имют рх ичкую труктуру миф . Н и тут ркин т тя рн – луинны рх ички тншния имритяи ния и имрникнния н ниит рнюжт и жини итных личнтй, ыми я нрмнн и ятыни итрии, и их н ли.
и – йти ных тилитик 13 нлл ихит мних т н х шлм, н тящм и уущм. мыл книи фмиля л н кмт шнн й культуй ы Янии, ку и тль ил ть укий яык. цлм ник т имл ы к к мн, имющ мнжт и лкт и нмнн уни льн яык кммуник ции люй. Нмтя н т, чт т ннм м ти т ни к к ук утилит ный «ищй» ц, нльн ник т и л шикий – тлни шикм мыл. т.ч. и тлни « тм или иным ум» лик члк – тиичный мйный их н литичкий южт (нлл Н тя).
Лё – этй кни т щ тя уж к лиям мннй «к ит литичкй» ии и н мк т н нкую нхимть ля люй «туч тья ц». , этт иы ыляит нкльк фм льн – к к цин льн шни или ч льн я нхимть, н к к уши. чм, ля кнчнн тмнит и эт нм л. люм луч т кй иы интиут. мжн, эт н мк н нхимть « мить чут » и йти ин к чт ытия. ин ки т к лучш ущт ния, к ж лнию, ук ны и тлм л, чм мутн – чт нющ я ль лу мжннм ц и нитн тку яшия чки нн к к м н х.
цн иям л ими кин ыли няты хужтнны фильмы: Мк (2000, жи лк н льич) – мйн я ития к и-«чхких» тх инь льи, М ши, Иины, тмящихя кинуть Мку, н кь иму лм цннтй «мнья» 90 - х. тильн няты жиины к тины м льн лжния «лик» ышй ткй итк тии ни ны н тниями к н . Н этм фн чи ютя кимин льны ки ыших уй тт . т итя мнни мжнть жния Мкы к к культун цнт н нь х, ки и кмлк х ля «ных уких». Фильм лучил н цин льную мию «лтй н» ткую ту и муыку, ы л н к ния китик льными циниму ык ы ниями и тук ми , т ляющими кий кнт т ним эии чнй Мкы;


Кйк (2002, жи И н ыхичный) – тиичк я эичк я кия шн к к ития щи, инн т шины «кйк », хишй ук н тяжнии чтти к . Хя «кйки», и ни, тк и кничн ы ж ют тнную жиннную фифию н жиннных иту циях. Их кнт ии и ык ы ния т к и ятя йти я хжих н ных цит т и к. «Нтять» тй и нужнй щи и юых жи х – и я ж ния чку, ж ющу ыжить уиях к няющихя щтнных тншний.
ии кин т кж т ти яц х у, ник к ый утник, уь ии, ьы яник , Юий, ьни («Икут кин» № 6, 1990), ук я ушк , и, Ны , иф ния, Hchzeitsreise, Щи, Dstevsky-trip, кинцн ия уный Фиц.
ии кин – итный куьтый экт ьный и ть. , ны нтью чть иния нни. тт ннн я, ушн я тк я иция чт нии нэи и и чны ю ини ютя нии к к к йняя тнь цини и ыы ют интинктин ттжни и тт. Чт эт – к ция ии тчкий т? И т, и у – к ция к к тчкий т. ии цн у к и н иия иниях кин ыы ют тянны н к ния. тя ч тни, чт и ть тянн жи т кнку тиуяции «цнт уьтия». жн, эт н тьк т жни «н фичнти» н ния нн чк – кннти ущнн и нинн т кт ть юы тншния жу юьи. у я чутннть нят куу эцин ьнти, х ктный я ыхщннй шиинй иции, ж щй н кинк тчк т .
ин нуч йн н ы ю нны и : «У ня н няия уьун уи и нуи у юй ициннй уьуы, ччнн уьун , ниц и н чин я уьун нуи». уь – щнн я ни ция «Иущи » 20 0 2 уи я ций, н нных и ч и я, и у н ин ни я иниях ин н фичии.
И я ыи, жии ф и – ч и иичих иш ц и и ичй уй и уы, н, ыный н и Ф нншйн , ы я ь иин ьных и уных н и ии н н шиых у ни нных . , ь и ющ ч ни них н н жый.
ни нны ы чнь хжи н н ящую и уу, яя ях, н - и жини н ию и у ыы ю ннн хищни и я и ихий уж . уй ны, н яяя и э н ни ни, хищни ф ичн х и у щ? йиьн, иы и жни ны н уж н юя и ш нных н – южных х, юных цн ии цн н иия, няюя ь ин ф иии . Н ищнны ини эины уж ю, ч иун уни ж ь ьны, уь ж «уж шящия» уи ц, ни н ж ниь ни ь нч ничи цьн и жинн.
ннй у иний ин н ухни, ыущнн и и ь « Ad Marginem » 1998. э ж и ь 1999 ыш н у , и х уиуюя ны нии ин (и, ый уни, , ё), ж и юя н ышши иния (ц чых, Н ). нии ин ны н нны йи яыи, ж н яний и йий.

Воспитание чувств (газета "Смена", 1989 год)

Аркадию Павловичу порка была назначена на 15-30. Он хотел поменяться на вечер, чтобы не отпрашиваться с работы, но никто не согласился. Почему-то считалось, что вечерняя порка менее болезненна.
Аркадий Павлович долго ехал в набитом автобусе, а потом поднялся на третий этаж, где обычно пороли жителей его микрорайона. Он выбил чек и занял очередь. Рядом оказалась приятная женщина в вязаной шапочке — невысокая, полноватая, какая-то домашняя.
— Вам сколько должны? — участливо спросил он.
— Тридцать.
— А мне двадцать пять.
— Мне тоже двадцать пять, — сказала бойкая девица с зелеными ногтями. — Но разве это самое плохое? Приличное белье купить невозможно. Женщине раздеться не в чем.
Аркадий Павлович поморщился и опять заговорил с соседкой.
— Жаль, что нас сюда перевели. Так далеко ездить.
— И кушетки твердые,— поддержала беседу женщина, — и инструменты не одноразовые, и пятипроцентный налог стали брать.
Когда дверь открылась, мужик грубого вида ворвался в кабинет без очереди, скидывая на ходу одежду. Девица вбежала следом, крича, что она многодетная и тоже имеет право.
— Вот так мы и терпим хамство, наглость, — сказал Аркадий Павлович.
— И воровство, — добавила женщина. — На днях моя знакомая вышла после процедуры, а платья нет. Пропало, так и не нашла. Да... Сколько мастеров сегодня принимают?
Тут из-за двери высунулась чья-то голова: "Зайдите еще двое. Быстрее!"
Аркадий Павлович и женщина в вязаной шапочке, оказавшись в предбаннике вдвоем, почувствовали неловкость.
— Как вы думаете, — покраснев, спросила женщина, — шапочку можно не снимать? А то у меня нет прически.
— Конечно, — буркнул Аркадий Павлович. — Безобразие, что женщин и мужчин обслуживают вместе. — Сколько об этом писали, и все напрасно...
— Да, пишут, а ничего не меняется.
— А в марте прошлого года со мной работала женщина, — вдруг сказал Аркадий Павлович.
— Ну..., — чуть запнулась его собеседница, — это, наверное, приятней.
— Ничего подобного! У нее оказалась такая тяжелая рука..., — Аркадий Павлович вздохнул. — Конечно, с точки зрения этики было бы естественно: женщины занимаются женщинами, мужчины — мужчинами.
— Готовьтесь здесь, — опять высунулась голова. — Быстрее, а то всех не успеем.
Аркадий Павлович разделся, а свитер снимать не стал, только немного закатал его.
— Я посмотрю за вашими вещами, — сказала женщина, деликатно отвернувшись.
На диванчике без движения лежал старичок в глухом пиджаке. Он открыл глаза и сказал: "Мера, конечно, жестокая, но необходимая и временная".
Пошатываясь, старичок встал, а Аркадий Павлович занял его место. Освободился быстро и подумал, что сейчас работают не как раньше — халтурят.
Довольный, Аркадий Павлович возвращался вместе с женщиной в вязаной шапочке. Им повезло: сразу подошел почти пустой автобус. Но они ехали стоя. Не садились.

Контрабанда

Очень важно было провести зубную пасту. По два тюбика на человека. Если бы это не удалось, то разумнее было бы даже пока остаться. В Америке паста дорогая. Нам об этом писала родственница. Да мы и сами видели по телевизору бездомных, и у всех у них не хватало зубов. Потому что они не чистили зубы, не могли купить пасту.
Хорошо бы провести по три тюбика. Всего — девять, надолго можно растянуть, если разумно пользоваться. И чай, кофе. Каждую копейку придется считать, писала нам родственница. Конечно, на чай хватит. А если нет? Поэтому мы рискнули, взяли три банки кофе. И три больших пакета чая. Делать это было категорически запрещено: экономика страны на грани краха. Тем более, что мы еще переслали шесть подушек. Но это официально, по почте. Упаковали, сжали, перевязали. Подушки разрешено отправлять, несмотря на состояние экономики. Даже удивительно.
Правда, до Нью-Йорка они не дошли. Потерялись в пути. В самом начале пути. В конце концов, без подушек можно первое время прожить. Без чая и кофе — нельзя, но провозить их тоже нельзя. А родственница писала, что очень важно провести чай и кофе. А письма-то в дороге прочитываются. Нас могли поймать с поличным. Но мы все же решились взять чай и кофе. И зубную пасту, по три тюбика на человека вместо двух. Что подушки не дойдут, мы тогда еще не знали... Еще мы купили мне новый костюм. Костюмы в Америке, писала нам родственница, безумно дорогие. Долларов сто. Или пятьсот. Поэтому таможню я проходил в новом костюме. Было жарко.
Толик смотрел на нас через стекло, в щель между портьерами. Он оставался. Кажется, навсегда.
Таможенник рассматривал наше золото.
— Вот это кольцо вывозить нельзя, — сказал он.
Про золото я забыл. Я-то опасался, что нас поймают с чаем.
— Это кольцо моей бабушки, — стала объяснять теща. — Ее отец подарил ей на свадьбу...
— Нет, — сказал таможенник, — оно должно находиться на территории Советского Союза.
Таможенник поднял большой палец вверх и вдруг поковырял им в носу.
— Тогда я тоже... - всхлипнула теща, — на территории Советского Союза. Я не могу. это кольцо снять. Я его всю жизнь ношу...
Таможенник взял ее за руку. Кольцо не поддавалось.
— Зоя, — крикнул таможенник, — Зоенька! Можно тебя на минутку? Зоины движения были четкими и уверенными. Я молча отнес кольцо Толику. Вид у него был испуганный. Меня сопровождал таможенник.
— Не бойся, Толик, я еще на свободе, — сказал я.
— На свободе будешь через двенадцать часов, — сказал таможенник.
Пошутил, наверное.
Когда мы вернулись, я увидел в руках у тещи почетные грамоты. Их провозить, оказывается, тоже нельзя. А удостоверения "Изобретателю и рационализатору" — можно. Нелогично: изобретения могут быть в дальнейшем направлены против советского государства, а почетные грамоты... Разве что... Если на изображении Ленина нарисовать, к примеру, усы, то лик вождя революции получится искаженным. Недруги на Западе получат еще один повод для злорадного потирания рук. Но я знаю тещу — она не стала бы этого делать.
Почетными грамотами она терла мозоль, оставшуюся от кольца. Мой костюм стали проверять миноискателем. Я был внутри костюма. Вначале никакого оружия не нашли, но потом пиджак зазвенел. А в костюме у меня было много всяких вещей — часы, ручки, фотографии, расчески... Ведь есть ограничения по весу — не более двадцати четырех килограммов на человека, но то, что в карманах — не учитывается.
Я все вынул и положил на стол, но костюм продолжал звенеть.
Таможенник принялся его изучать. В крайнем случае, я могу полететь и без пиджака. В чемодане полно другой одежды — двадцать четыре килограмма. И вообще — в Нью-Йорке тепло.
Таможенник вытащил из кармана ярлык с металлической заклепкой. "В следующий раз будьте осторожней", — сухо сказал он. Ярлык таможенник разрешил взять, а заклепку оставил себе.
Этот костюм я больше никогда не надел. Устраиваться на работу, как выяснилось, в таком костюме не только бесполезно, но даже опасно. Это нам родственница объяснила. К тому же в Америке я похудел на семь килограммов, и костюм стал мне велик. Он бы подошел тому мужчине, который спокойно беседовал с таможенницей Зоей.
— Я понимаю, вы при исполнении, — говорил мужчина. — Но ведь можно договориться. Как-нибудь неформально...
— Можно, — вдруг согласилась Зоя. — У вас, я вижу, честное лицо. Мужчина согласно кивнул.
— Вы нам компенсируете два часа работы. Коля! Коленька... я думаю, за два часа мы бы управились?
— Два с половиной, — не поворачиваясь, ответил таможенник.
На чай, кофе, и пасту он не обратил внимания, а почетные грамоты теща больше сама не захотела взять, хоть Коля вроде уже согласился. Так что нам удалось провести все. Ну, кроме тещиного золотого кольца. Но это, оказалось, никакого значения не имело — на третий день все наше золото украли, прямо из квартиры. В Нью-Йорке, как и предупреждала наша родственница, высокий уровень преступности.
Так что с кольцом теще повезло. Плохо другое: когда после досмотра я собирал мелочи обратно в свой новый костюм, то потерялся один снимок: лето, старый дачный домик, теща и тесть, их единственная дочка с куклой Лялей, Толик — он еще не умел ходить, его мама, которая так помогала нам советами из Америки…
Вce держатся за руки и смеются...
Нету больше такой фотографии.

(1991)

(no subject)

Пустынно на пьедестале,
все встали не с той ноги.
Одни так меня достали,
а я достаю других.
Вон ”Трудовые резервы”
с графиней бегут к пруду.
Я не приду уже первым,
да и вторым не приду.

(no subject)

Мой отец, Рабинович Семён Михайлович, родился в Наровле Гомельской области.
Вскоре после гибели на фронте его отца, моего деда, папа исправил год рождения в документах с 1926 на 1925 и в сорок третьем году, в 17 лет пошёл на войну.
Был ранен, лежал в госпитале. Левая рука почти не поднималась, один из осколков застрял около сердца.
Всю жизнь он работал. Почти всё время - на мебельном комбинате под Ленинградом. Был начальником отдела.
Так получилось, что они с мамой жили отдельно. Сейчас понимаю, что надо было бы видеться чаще. Я вспоминаю, как папа водил меня в Таврический. Много ещё что вспоминаю. Говорят, что внешне я всё больше становлюсь на него похож.

Время и место

Если на первую клеточку положить одно зёрнышко, на вторую - двa, на третью – четыре, то к шестьдесят четвёртой индусы изобрели шахматы, как гласит их легенда. Царь хотел поощрить изобретателя мешком зерна или сколько там получится до шестьдесят четвёртой. Не получилось Во всей стране, доложили царю, не набралось бы столько зерна. Крестьянам не хватило бы времени, чтобы ухаживать за подобным урожаем. (Так индусы изобрели шахматы и outsourcing).
Время бывает странным, часы - разнообразными по форме. На днях в магазине-музее я увидел часы без стрелок. Кое-где на циферблате виднелись вспомогательные цифры, тени и палочки, а ещё был красный, похожий на овал, кружочек. Когда он двигался, время шло. Но он не двигался – из-за батареек, ошибочного дизайна или по моей невнимательности. Я подcчитывал, глядя на кружочек, (никаких зернышек, зацепок) всё время oказывалось 7.15 – то есть всё время было семью пятнадцатью, ничего не менялось, ничего не было.
Кстати, если бы ничего не было, то всё пришлось бы выдумать. Как вообще Богу пришла такая мысль?

по непроверенным данным гватемальской прессы , в эти дни - 289 лет со дня рождения Ганнибала

МОЙ ГАННИБАЛ

Любые совпадения с реальными именами и географическими названиями являются случайными.


Кстати, Пушкин хорошо писал.
Я его, правда, не перечитывал с семьдесят четвертого года, но помню.
Я вообще-то архитектор, немного - бизнесмен, но дело не в этом. Тогда, в семьдесят четвертом, я работал в конторе художником. Ну, ездили мы, конечно, в колхоз. Под Гатчину, на турнепс. Часто ездили, потому что это битва была, за урожай. Я молодой тогда был, но надоело, честное слово.
И вот вызывает меня начальник и говорит: "Поедешь завтра в другой колхоз".
А я ему: "Василий Федорович, опять я?"
А он: "Не понимаешь ты ничего. Ты ведь на весь мир прославиться можешь, в порядке шефской помощи".
Я решил, что он шутит. Приезжаю в колхоз, а меня председатель встречает, руку жмет.
"Что такое архитектура, - говорит, - знаешь немного?"
Я говорю, мол, Муху окончил. А он: "Должно хватить".
- В общем, - говорит, - через два месяца приезжает к нам прогрессивный император Эфиопии Хайе, если не ошибаюсь, Хелассио Первый. Этому событию придается большое значение, и в порядке культурного обмена императора поведут на могилу.
Я молчу.
- Тут ведь у нас прадед Пушкина жил, чистый эфиоп, не в обиду ему будь сказано. И похоронен тут же. Как ты думаешь, Хелассио будет приятно встретить земляка?! Представляешь, как много это ему расскажет о дружбе наших народов.
- Конечно, - говорю я и чувствую, что турнепс таскать сегодня не придется, ну и хорошо.
Под Гатчиной это было, надо же - уже название забыл. Тайцы, что ли? Нет, не Тайцы...
В общем, повел он меня на могилу Ганнибала. Со всех сторон турнепс неубранный... Деревья, холмик, постамент какой-то перекошенный, а вокруг - бутылки. Колхозники там обедали.
- И вот сюда приведут Хелассио Первого, - говорит председатель, - типа для знакомства. Памятник нужен, понял? Чтобы не стыдно было в глаза посмотреть. Через месяц должен быть готов проект, сделаешь? Collapse )

Начало сентября, конец шестидесятых

Мы с дедушкой идём в Таврический. При входе, справа от памятника Ленину, много стариков; все они с палками, чтобы было легче ходить, и в кепках. У одного старика палка новая, неудобная ещё, все её рассматривают и дают советы. Один достаёт из кармана резиновую нашлёпку, маленькое копытце, и ловко надевает её на палку. В кармане у него много таких нашлёпок, наверное.
- Ваш приёмник ловит?
- Плохо ловит, - отвечает дедушка.
- Ничего не ловит? – тихо сочуствуют старики.
Дедушка качает головой.
Мне становится обидно за нашу “Спидолу-ВЭФ”
- Как же, дедушка – ловит! И третью программу, и “Маяк”…
- Это другое, - спокойно, без улыбки, об”ясняют мне.
Первого сентября всегда была хорошая, солнечная погода , особенно в Таврическом – или мне сейчас только кажется?
Ну, а то, что в руках у Ленина тоже была палка, указывающая направление – это уж я наверняка только что придумал.
Кепка вот точно была.