Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

(no subject)

По дороге, что увязла под кустом ракиты,
не со зла и не для сглаза, лычками увиты,
не с улыбкой и без стона, мимо зданья биржи,
проползали два шпиона - голубой и рыжий.
Одного влекли мужчины, крупные детали,
а у рыжего причины проползать не знали
те, кто тщательно и тщетно, находясь на службе,
изучали - счастье где там, и кому здесь нужно.
За китайскою стеною тех двоих свел случай,
шли торговою войною - но ползти-то лучше.
С неба падал, весь и разом, индекс Доу Джонса,
ошарашивая разум как закаты солнца.
У ракиты и бамбука, пальмы и секвойи,
протяни любую руку - то шпион, то двое.
Провоцируют вопросы радостной досадой,
и один из них раскосый, а другой - носатый.

Жили-были

Ей не нравится этот район. Она всю жизнь живёт здесь. Когда-то – о, когда-то! – тут жили другие люди, приятные, неопасные, а этих – понимаете, да? – никогда не было, хотя против них она ничего не имеет, но раньше их здесь было мало, и они были другими. Их не было, и это было лучше, а она с мужем были молодые.
Муж – архитектор, но так сложилось, что ему пришлось бросить свою творческую – действительно, творческую! - работу и помогать её отцу. Они владели фирмой, делали восемнадцать видов коробок, всякую тару.
Он сам так решил, он никогда не упрекнул ею ни словом – ни словом! – за это, но ведь она могла сама сказать отцу “нет”, сказать, что у них будет по-другому, в архитектуре муж мог бы добиться многого, он бы добился. Ему не хватило времени, чтобы показать себя, архитекторы – вначале, вначале! – зарабатывают мало, а у фирмы отца, небольшой фирмы, были традиции и перспективы. Неплохой стабильный доход. Но фирма обанкротилась. Отец умер, муж рано умер, дочка не родилась. Это должна была быть дочка, она знает.
Теперь время другое. Она не любит этот район. Она ходит нормально для своего возраста. Она свободно доходит до гаража и едет на машине. К врачу, в магазин – на машине ей легче, чем пешком. В гости – да, в гости! – сегодня её подруга в доме престарелых угощает всех красным вином и сыром. Немного вина можно. У неё внук вернулся домой в Аризону из Ирака. Подруга тоже была архитектором, начинала работать с мужем. У них ничего - ничего! - не было.
Она могла сказать “нет” отцу, но так получилось, что не сказала. Она не боялась отца, она его любила. Они сумели сделать многое после банкротства. Если бы не болезнь... Она смотрела Уимблдон. Муж обожал теннис, даже играл немного. Всю неделю показывали Уимблдон. Серена просто бесподобна. Вообще это были хорошие дни.

по непроверенным данным гватемальской прессы , в эти дни - 289 лет со дня рождения Ганнибала

МОЙ ГАННИБАЛ

Любые совпадения с реальными именами и географическими названиями являются случайными.


Кстати, Пушкин хорошо писал.
Я его, правда, не перечитывал с семьдесят четвертого года, но помню.
Я вообще-то архитектор, немного - бизнесмен, но дело не в этом. Тогда, в семьдесят четвертом, я работал в конторе художником. Ну, ездили мы, конечно, в колхоз. Под Гатчину, на турнепс. Часто ездили, потому что это битва была, за урожай. Я молодой тогда был, но надоело, честное слово.
И вот вызывает меня начальник и говорит: "Поедешь завтра в другой колхоз".
А я ему: "Василий Федорович, опять я?"
А он: "Не понимаешь ты ничего. Ты ведь на весь мир прославиться можешь, в порядке шефской помощи".
Я решил, что он шутит. Приезжаю в колхоз, а меня председатель встречает, руку жмет.
"Что такое архитектура, - говорит, - знаешь немного?"
Я говорю, мол, Муху окончил. А он: "Должно хватить".
- В общем, - говорит, - через два месяца приезжает к нам прогрессивный император Эфиопии Хайе, если не ошибаюсь, Хелассио Первый. Этому событию придается большое значение, и в порядке культурного обмена императора поведут на могилу.
Я молчу.
- Тут ведь у нас прадед Пушкина жил, чистый эфиоп, не в обиду ему будь сказано. И похоронен тут же. Как ты думаешь, Хелассио будет приятно встретить земляка?! Представляешь, как много это ему расскажет о дружбе наших народов.
- Конечно, - говорю я и чувствую, что турнепс таскать сегодня не придется, ну и хорошо.
Под Гатчиной это было, надо же - уже название забыл. Тайцы, что ли? Нет, не Тайцы...
В общем, повел он меня на могилу Ганнибала. Со всех сторон турнепс неубранный... Деревья, холмик, постамент какой-то перекошенный, а вокруг - бутылки. Колхозники там обедали.
- И вот сюда приведут Хелассио Первого, - говорит председатель, - типа для знакомства. Памятник нужен, понял? Чтобы не стыдно было в глаза посмотреть. Через месяц должен быть готов проект, сделаешь? Collapse )