Mikhail Rabinovich (rabinovich) wrote,
Mikhail Rabinovich
rabinovich

Category:

Четыре окошка и карниз

В середине-конце 80-х в тогда еще Ленинграде был самодеятельный театр "Четыре окошка". Где-то за метро "Ломоносовская". Попасть туда можно было, только записавшись заранее, и надо было ждать несколько месяцев, пока подойдет очередь. Зрителями были, в основном, знакомые артистов. Еще, наверное, те, кто приходили туда по долгу службы. Одна пьеса, помнится, была Володина - "Мать Иисуса".
После спектакля проходило обсуждение - вместе с чаепитием. Это было так странно, необычно. Дело не в сотрудниках - но как в окружении незнакомых людей громко сказать что-то искреннее?.. Помню только, что одна женщина спросила у режиссера: "Как вы относитесь к Тарковскому?". По тогдашим временам это был вопрос с двойным смыслом, намек. "Очень хорошо отношусь", - слегка расстроенно ответил режиссер. Ему показалось, что я что-то сказал, тихо. Он посмотрел на меня. Я не смог повторить. Он улыбнулся.
Потом я познакомился с Анатолием Михайловым. У него есть рассказ про мальчика, который вместе с другими ребятами забрался на второй этаж заброшенного дома, и все спрыгнули оттуда, а тот остался и не может решиться спрыгнуть, но и уйти тоже не может. Последняя фраза рассказа такая: "Я до сих пор стою у карниза"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments