?

Log in

Mikhail Rabinovich [entries|archive|friends|userinfo]
Mikhail Rabinovich

[ website | www.netslova.ru/rabinovich ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

(no subject) [Sep. 6th, 2016|07:39 am]
Mikhail Rabinovich
В метро молодой человек знакомился с девушками и женщинами - но не так, как другие, а не останавливаясь, даже на остановках поезда.
Он вежливо здоровался, спрашивал у очередной попутчицы, хорошо ли она провела выходные - и тут же предлагал ей купон со скидкой на важные товары. Он ходил по вагону, пытаясь уступить свое место, хотя были и другие свободные места.
Некоторые девушки не отвечали ему ничего ( две-три очень решительно не отвечали), другие говорили, что купон им не нужен, зато восемнадцатая или девятнадцатая по счету сказала, что купон ее взволновал.
Молодой человек держал книгу, в которой делал пометки. Когда очередная девушка отказывала ему в совместном интересе к купону, он учтиво прощался и пересаживался поближе к другим женщинам и дамам.
Пометки на полях книги - я заметил - были резкие и грубые, как бы противоречащие его уравновешенному и монотонному поведению. Он не выглядел уставшим. Когда занимаешься любимым делом (неважно, за деньги или на общественных началах), время летит незаметно. Женщины, независимо от их ответа, выходили на своих остановках, а молодой человек ехал дальше. Та, которую купон взволновал, продиктовала ему свой электронный адрес и тоже вышла, а он все ехал и ехал. Я заметил, что срок действия купона истек пару лет назад.
Link2 comments|Leave a comment

О романтизме [Jul. 18th, 2016|07:02 am]
Mikhail Rabinovich
Когда-то меня выгнали из русского книжного магазина на 8****** улице Бруклина за недостойное поведение. Вот как это получилось.
Я рассматривал книги в дальнем углу и даже что-то спросил у хозяйки магазина, и она ответила, что ничего в том углу не продаeтся, a мне необходимо переместиться в центральную часть помещения, потому что в дальнем углу - шнуры, ценнная аппаратура и ценные книги.
Не для того чтобы спорить с ней, а просто делясь очевидной информацией, я сказал, что шнуров и аппаратуры здесь не видно, а книги как раз уместны для книжного магазина. Тогда хозяйка, подойдя поближе, сказала, что русский язык является языком, распространeнным на территории принадлежащего ей учреждения и, следовательно, не надо быть слишком умным и не понимать сказанных на нeм простых, ясных слов, а надо вести себя на совесть.
Я был очень, очень удивлeн. Я действительно хотел купить книгу и даже держал в руке Шпаликова, - но теперь мне захотелось, скорее, совершить покупку в другом магазине.
- И пожалуйста, - сказалa хозяйка. - Вообще, выйдите вон в ту дверь на улицу, не приходите никогда сюда опять, не приходите.
Я не делаю излишних обобщений, но любой нью-йоркский продавец обычно хочет продать побольше своего товара, даже если не разделяет политические взгляды покупателя или ему не нравится его одежда. Но здесь, в русском книжном - вдруг понял я - мне встретилась идеалистка, последний, быть может, романтик, человек, ещe не потерявший надежду улучшить хоть как-то этот мир или хотя бы отдельных, редких его, забредших в магазин представителей, воспитать в них чувства добрые, пробудить свeтлые нежные ростки уж не знаю к чему, - и вот появляюсь я, с моим незнанием ростков, непониманием шнуров и аппаратуры и, вообще, далеко не совершенный человек, - и это огoрчает, безвыходно расстраивает хозяйку, мешает ей жить дальше, но заставляет в то же время воздействовать на меня в духе улучшения (вот, кстати и выход: дверь), в ущерб пресловутому меркантилизму: не всe, знаете ли, можно измерить деньгами...
Я как-то вдруг всe это понял и, выйдя, оглянулся, чтобы увидеть общечеловеческую грусть в глазах хозяйки, но она повернулась ко мне спиной.
Link31 comments|Leave a comment

Утренняя чашечка кофе [Jul. 9th, 2016|09:32 pm]
Mikhail Rabinovich
Человек, мой сосед по вагону, держал коричневый бумажный пакетик и смотрел на него ласково и осторожно. Под бумагой угадывался одноразовый стакан.
Человек аккуратно вынул этот стакан и еще более аккуратно сложил бумагу на восемь частей. Потом он оглядел равномерно трясущийся вагон. Есть такие участки, на которых пить кофе можно не опасаясь, что прольется, ровные участки - а есть, где сильно трясет. Этому наверняка существует объяснение. За любыми простыми вещами стоят сложные физические и нравственные законы. Примерно об этом думал, наверное, человек.
Он смотрел на закрытый еще стакан, похожий на тысячи других бумажных стаканов. На белой крышке человек обнаружил какую-то невидимую мне пылинку и не торопясь вытер ее салфеткой.
Поезд остановился на станции, замер, но человек не стал суетиться, чтобы ухватить неподвижный момент и глотнуть. Нет, он еще раз оглядел, погладил стаканчик, строго улыбаясь, но улыбка его становилась мягче: он предчувствовал, что будет дальше.
Пассажиров было мало, но через пять остановок свободных мест не останется.
Человек приподнял край крышки - но не весь, а в специально отведенном, чуть надрезанном месте.
- С молоком, - сказал он мне как своему в настоящую минуту соседу. Он как бы опасался, что я окажусь принципиальным сторонником черного кофе, и неуместные споры или даже их отсутствие омрачат предстоящее мелкое, но радостное событие.
Я со сдержанным одобрением кивнул. Он тоже, хотя и не придавая мне большого значения, закрыл на секунду-другую глаза, давая понять, что удовольствие от иной беседы ничуть не меньше, чем от кофе.
- Я кладу одну ложку сахара, - сказал он и сделал первый удачный глоток. Участок был ровный, спокойный, тихий.
- Я тоже одну, - сказал я, но он уже до моего ответа не сомневался в нем и понимающе, о значением молчал.
- Иногда две, - добавил я, - а, бывает, вовсе без сахара пью.
Человек показал большой палец, оценив мою потенциальную широту кругозора, откровенность и тонкий вкус, пусть даже в чем-то отличающийся от его предпочтений.
Второй глоток был не таким длительным как первый, зато третий - бесконечным. Уровень жидкости в стакане уменьшился, и опасности вылиться от тряски почти не существовало. Человек с закрытыми глазами сосредоточился на вкусовых ощущениях и ранних, утренних мыслях. Движениями пальцев он тем не менее тактично давал понять, что обо мне как о соседе помнит.
Когда третий глоток все же закончился, то была уже пятая остановка. Человек открыл глаза и снова оглядел вагон, будто погладил. Народу стало много.
Мы с ним уступили места старикам, беременным, да и просто так. Человек стоял с закрытым стаканчиком, держал его аккуратно и крепко. Чтобы получить полное удовольствие от кофе, надо немножко его не допить.
Link9 comments|Leave a comment

Неизвестной породы собака и другие [Jun. 22nd, 2016|07:17 am]
Mikhail Rabinovich

1
Двери открылись, и я вошел.
2
“Кольцо” – такого литературного приема, кажется, нет, а есть способ подачи материал в соответствии с тем, что на монгольский язык можно перевести как "Буцаж эргэх логик болон нийлмэл барилгын ажил". Буцаж эргэх – это примерно "закольцованное". Логик - это, понятно, - "логическое".
3
Вчера сборная Мексики в полуфинале Копа Америка неожиданно и разгромно проиграла команде Чили со счетом ноль - семь.
4
Всех людей можно разделить на тех, кто, читая в метро газету, прикрывает ее от соседей и тех, кто охотно делится информацией.
5.
Кстати, о разделении. Конечно, монголы - это монголы, а мексиканцы - это мексиканцы, и для любого из них это хорошо и правильно, но делить-то их всегда вовсе не обязательно.
6
Я сидел в вагон сабвея и слушал "Бенсонхерст блюз": так трогательно, когда Бенсон заводит свое "Бу-бу-буй-бу-буй-бу-бу-буй-бу-бу-буй-бу-бу, буй-бу-бу-бу"...
7
Я сидел справа от читающего газету человека, а слева от него сидел другой, - с черной собакой, которая высовывала голову из белой вместительной сумки. Она с интересом смотрела на мелькающие за окнами вагона огоньками, но зевала - это, конечно, парадокс.
8
Пассажир, который оказался посередине, с газетой на одном шестидесяти восьми мексиканских языков, дал мне возможность посмотреть на фотографию, где мексиканцам забивали шестой гол. “И это еще не предел”, - печально сказал он.
9
Собака тоже посмотрела на фотографию, со своей стороны, и зевнула. Когда она зевала, то ее длинные уши почти сходились над головой, но все-таки не дотрагивались друг до друга. Зато по вертикали уши делали полный оборот, кольцо.
10
У людей тоже уши шевелятся, но все же с собаками их в этом смысле не сравнить.
11
- Не предел, сказал печальный пассажир. – Потом они пропустили седьмой гол. "Бу-бу-буй-бу-буй-бу-бу-буй-бу-бу-буй-бу-бу, буй-бу-бу-бу", - очень трогательно пел Бенсон.
12
- Надо уволить девять игроков основного состава и тренера, - спокойно и печально сказал человек с газетой. Мне понравилось, что его предложение не было радикальным - он не предлагал разогнать всю команду. Его рекомендации носили конкретный характер: девять игроков и тренер. Правда, кому он давал эти рекомендации? – мне, человеку, не оказывающему на Мексиканскую федерацию футбола никакого влияния.
13
Зато он говорил спокойно. Вообще-то латиноамериканцы темпераментны. "Бу-бу-буй-бу, бу-бу-буй-бу", - пел Бенсон уже вторую песню – ту, где герои делят одну кровать, но сны уже не делят больше.
14
Хозяин собаки тоже спал, но некрепко, даже во сне успокаивая собаку, попавшую в необычную обстановку. Он ее легонько поглаживал, а она смотрела на фотографию расстроенных мексиканских футболистов.
15
Когда он проснулся и широкомрскрыл глаза, то я увидел, что они раскосые. Черты лица - монголоидные.
16
Я вспомнил, что когда-то, вместе со своими монгольскими однокурсниками ходил на чемпионат нашего города по баскетболу среди монгольских студентов. Наши тогда проиграли. В смысле – выиграла команда другого института. Монголы обычно сдержаннее латиноамериканцев, но в спортзале они сильно кричали. Потом они пели песню, по содержанию похожую на ту, что пел Бенсон, но тогда смысл я не понял.
17
Человек с газетой показал мне ее в последний раз – как бы призывая забыть этот позор. Его сосед слева объяснял собаке, где она находится. Бенсон закончил свою песню в тот момент, когда я вышел из вагона. Двери закрылись.
18
Кольцо по-монгольски "бөгж". Уши собаки опять шевелись.




Link2 comments|Leave a comment

(no subject) [Jun. 19th, 2016|08:23 pm]
Mikhail Rabinovich

Одеяло

Ночью, когда я просыпаюсь, то обязательно иду в детскую. Там всегда - во сне - сопят, чавкают, постанывают, ползают по кроватям, тревожно-тяжело дышат или лежат подозрительно тихо.
Я иду Поправлять Одеяло.
Дети вообще раскрываются во сне. Эти двое, кузи, тоже раскрываются. Поэтому нужно подогнуть края одеяла и чуть прижать его самим кузей, тяжёлым ото сна. В это время кузя должен сладко-сладко мяукнуть.
Потом я открываю окно пошире, чтобы в комнату проникало больше воздуха или, наоборот, прикрываю окно,чтобы стало теплее. Но, подумав, оставляю всё как было.
Определённая работа проведена, однако.
На самом деле одеяло будет смято через минуту. Да это и не имеет значения. Поправляя Одеяло, я чувствую, что делаю важное и полезное дело. Не так-то часто бываешь в этом уверен.

(очень старое)

Link10 comments|Leave a comment

(no subject) [Jun. 19th, 2016|08:54 am]
Mikhail Rabinovich
Даже если ходишь по библиотекам,
вовсе не по барам, черт возьми -
лучше выпить с интересным человеком,
чем с неинтересными людьми.
Жизнь становится сложнее век от века,
компромисс придется допустить -
лучше пить с неинтересным человеком,
чем с неинтересными не пить.
Зайчику поможешь, волку скажешь welcome
Правильно ли нАчать? Правильней - начАть.
Лучше молча пить с ужасным человеком,
чем с людьми - ужасное кричать.
Link6 comments|Leave a comment

(no subject) [Jun. 16th, 2016|08:38 pm]
Mikhail Rabinovich
Человек шагает в клетчатой рубашке
и от злости еле сдерживается.
На земле есть место для любой букашки,
а они мелькают у его лица.
У него причины вески быть сердитым,
и у всех – причины, чтоб нехорошо
говорить о каждом, - но себе: “Иди ты”
он, сказав, в рубашке клетчатой пошел.
С листьями букашки у расткрытой двери
кружатся, стрекочат и лепечут там.
Человек в своих сомненьях лишь уверен,
но его рубашка – точно – клетчата.
Клетчата рубашка, параллелепипед
солнечного света - у его лица.
Человек шагает, будто бы обид нет,
постепенно успокаивается.
Птичий треугольник, круг забот и ветра
конус, точка “Эй”, последняя черта -
ах, какой везде простор для геометра –
но рубашка эта-то клетчата.
Но рубашка эта-то клетчата!
Link4 comments|Leave a comment

(no subject) [Jun. 6th, 2016|09:18 pm]
Mikhail Rabinovich
Продавец воздушных шариков.
разрешение спросив,
взял себе ребенка на руки:
выбирай, любой красив.
Мама на Земле волнуется,
в нитях шариков - покой,
и движенье этой улицы
продолжается в другой.
Эти будни, эти праздники
крепко связаны людьми.
Одинаковые, разные -
мальчик, шарики возьми.
Между синим и оранжевым -
ярко-рыжий и седой.
Солнце, шарики раскрашивай,
освежи их дождь, водой.
Продавец воздушных шариков
сохраняет важный вид,
Он, когда не будет стареньким
вместе с ними улетит,
между синим и оранжевым...
Link6 comments|Leave a comment

(no subject) [May. 27th, 2016|10:50 pm]
Mikhail Rabinovich

Пол Стаканов
В порыве нежности - 2

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10209621102230103&set=a.10201506475649510.1073741838.1405031514&type=3&theater

Link2 comments|Leave a comment

Дело в шляпе [May. 27th, 2016|10:18 pm]
Mikhail Rabinovich

Эта страна не такая уж маленькая, но тихая, склонная к меланхолии. Природа там, правда, тоже сдержанная, неяркая, птицы – некрасивые, с кривыми клювами, а лягушки скачут высоко, и голос у них неприятный. Да и люди разные встречаются, некоторых видеть совсем не хочется, и слушать их чуть ли не больно. Природа… Но на выходной все равно можно куда-нибудь поехать.
Тем более, что население работает - без излишних усилий, спокойно, но устает, конечно, а нервничает – только если его народом называют. Однако – работают многие, почти все, даже президент. Фамилию его далеко не все знают. Он и президентом-то не хотел быть – служил художником, потом в зоопарке, потом кирпичи на стройке носил – и всюду так хорошо себя проявил, что люди насторожились. Ну, и предложили ему новую должность. Он президентской зарплатой поинтересовался – маловато, конечно. А прибавить нельзя? Нет, нельзя, меланхолично отвечают ему. Ладно, черт с вами - согласился.
Человек он ответственный, но чуть ленивый – а вот и выяснилось, что для президента это даже хорошо.
Приходит он утром к себе в главный кабинет, бумаги пересмотрит, разложит по стопкам – ну, в соответствии с цветом или согласно затрагиваемым в этих бумагах вопросам, а потом отвлечется, в окно посмотрит.
Бывало, лягушку увидит – самые сильные особи на президентский уровень запрыгивают, а это – пятый этаж, И голос у них неприятный. Которые так высоко – неприятно кричат, это закон такой.
Но президент им рукой помашет – они и опускаются на землю, согласно закону земного притяжения, ничего страшного.
Президент подойдет к окну – он в душе остался художником - и такие картины перед ним открываются – ясно, что ничего делать не надо. И свой зоопарк вспомнит, вздохнет, и кирпичи на стройке снова увидет – такие картины… Не надо ничего делать, лень.
Наденет шляпу, глубоко-глубоко на голову, чтобы никто не узнал – и тайкoм идет в кино. Его бы и без шляпы мало кто в этой стране узнал бы, но все-таки дела государственной важности, все такое – лучше со шляпой. И тайком, в кино. Билет, конечно, покупает, а как же.
Лень – это недостаток, но не всегда
Возвращается президент из кино, тоже тайком, в шляпе, заходит в главный кабинет - за окном птица с кривым клювом, разное население внизу. Ну и черт с тобой, говорит президент, И птица улетает, Или остается еще немного.
Нельзя его идеализировать, но тут он прав. Лучше всего, когда от президента ничего не зависит.
Одних президентов потом в тюрьму сажают или, в лучшем случае ругают их искренне и без ответа, другие президенты сами такие гадости говорят, что хоть в интернет помещай, а этот с птицей разговаривает, как в зоопарке. Или даже с человеком, не с людьми. Клюв птицы, видите ли ему не нравится. Не нравится? Ну, лети дальше.
Идеализировать его не следует, но должное надо отдать. Зайдет вечером на кухне разговор о политике, станут вспоминать фамилию президента - и собьются, не вспомнят. "Ну и черт с ним" - скажут после ужина, перед сном. Это и есть оптимальные отношения. "Черт с ним" -
без злобы так скажут, просто из-за забывчивости, да и он тоже окно закроет: "Черт с вами, летите". Ну, или - плывите, идите...
Не надо президенту слишком заботится о народе, тогда и населению не придется заботиться о президенте, переживать - как он там? хорошо ли ему, не страшно ли, не возгордился ли он? не придумал ли еще чего для трудного счастья? Нет, пусть уж лучше наденет шляпу и идет в кино, тем более, что билет сам покупает, и ущерба для казны - никакого. Черт с ним!
Меланхолично так скажут, сдержанно. Страна не такая уж маленькая , смотрю вот на глобус, но что-то найти не могу...

Link6 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]